Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

 
Новости за текущий месяц 
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5


 
 
Облако тегов 
Теги не найдены 
 
 

Историческая справка - Раздел 3

ВОСПИТАТЕЛЬНАЯ РАБОТА

В разделе указаны данные о воспитательной работе (с указанием дат, приказов, распоряжений, актов и других документов):

  • религиозно-нравственное воспитание;
  • морально-психологическое состояние казаков ОКВ;
  • помощь ОКВ в проведении мероприятий государственного значения и борьбе со стихийными бедствиями.

Религиозно-нравственное воспитание в Оренбургском казачьем войске.
Морально-психологическое состояние казаков.

         К концу XIX в. 87,9% населения войска исповедовало православие. Наряду с православными в войске служили мусульмане (7,8 %), католики, лютеране. Старообрядцы и сектанты составляли 4,1 % от всего состава казачьего населения.
         Наряду с семьей большая роль в нравственном воспитании казаков отводилась религиозным (церковным) пастырям.
         Основным направлением нравственного воспитания Оренбургских казаков, как впрочем и казаков других войск, являлось формирование у них патриотических чувств, готовности к защите Отечества. Казаки воспитывались в духе сознательного отношения к выполнению своего воинского долга, чести и достоинства, гордости за принадлежность к казачеству. Все эти основные нравственные элементы с детства формировались под влиянием семейного и церковно-школьного религиозного воспитания.
         Стержнем его выступал символ веры - краткий свод главных догматов, составляющих основу вероучения. Каждый православный казак обязан был знать постулаты о «троичности» бога, о «вочеловечении» Иисуса Христа и искуплении им грехов. Казачью молодежь с малых лет воспитывали также на основе нравственных требований, которые содержались в евангельских заповедях. О серьезности такого подхода войскового начальства к религиозному воспитанию казаков, например, свидетельствует то, что оно своим приказом предписало во время лагерных и станичных сборов принимать у казаков приготовительного разряда «экзамен» по знанию «молитвы господней и заповедей господних».

(Приказ по Оренбургскому казачьему войску за 1879 г. № 303 )

         В центре всей системы религиозно-нравственного воспитания находится идеологический принцип «За веру, Царя и Отечество». Именно он цементировал казачье население. Казаки выполняли свой долг под лозунгом защиты Отечества и веры, которая персонифицировалась с царем.
         В приказе по 7-му Оренбургскому казачьему полку № 154 от 1 июня 1916 г., (Фронт, дер. Лосичи) объявляется о приговоре станичного сбора Нижнеозерной станицы, который постановил «преподнести Святые иконы, в память настоящей Европейской войны нашим боевым: второму, седьмому и тринадцатому Оренбургским казачьим полкам, в которых 
находятся до 400 человек наших детей и братьев, защищающих общую честь и достоинство нашего Отечества».

 

         Командир полка Л.Доможиров высоко оценил значение подарка станичников «поддерживающим в нас дух бодрости, надежду на Бога с помощью которого ... нам удасться, наконец, сломить врага и заработать на бранном поле пользу Государю и Родине, а дорогому родному войску - славу».
 Особое внимание церковные пастыри и войсковое начальство во второй половине XIX в. уделяли воспитанию молодого  поколения в школах (казачьих и церковно-приходских) в духе «веры и благочестия». Исходя из этого ставилась задача, «чтобы учащиеся выходили из учебных заведений не с одним только запасом религиозных знаний, а с живою, сердечною верою в Бога и твердо воспитанною наклонностью к исполнению Его святых заповедей».

(Оренбургские епархиальные ведомости. - 1886. - № 9. - с.272)

Церковные школы внушали детям казаков убеждение в том, что царская власть божественного происхождения, что следует почитать царя, благоговеть перед ним как помазанником Божьим и усердно молиться за него.
В Приказе по Оренбургскому казачьему войску № 862 - (1915 г.) в самых возвышенных выражениях сообщалось об участии оренбуржцев в царском смотре. «Командир 14-го Оренбургского казачьего полка войсковой старшина Дашкин, телеграммой от 3 сего ноября, донес, что вверенный ему полк имел счастье представиться «Императору и Наследнику. Оренбуржцы прошли торжественным маршем «очень хорошо» и удостоились царской похвалы и благодарности «за их боевую службу».
Великой чести быть представленными Императору удостоены были два оренбургских казака. Из приказа по Оренбургскому казачьему войску              № 895 от 1915 г. «Младший урядник 2-го Оренбургского казачьего воеводы Нагого полка Николай Зобнин (Красноярской станицы) и приказный Иван Алпеев (Алексеевской станицы), бежавшие 22 сентября сего года из германского плена через Голландию и распоряжением Российского консульства отправленые  через Лондон в Петроград», были представлены Походному Атаману Великому Князю Борису Владимировичу. А 27 октября 1915 г. «они имели счастье быть представлены» Императору. Им были вручены Георгиевские кресты и объявлен приказ явиться во 2-ю Оренбургскую сотню лейб-гвардии Сводного-Казачьего полка «для получения обмундирования», а затем убыть в войско на месяц в отпуск. 
         Русско-японскую и Первую мировую войну казаки восприняли как оскорбление Отечеству. Молодые казаки рвались на фронт. Из приказа № 561 по Оренбургскому казачьему войску от 16 августа 1916 г.: «Казак-малолеток, 19 лет Кундравинской станицы, 3-го военного отдела, Владимир Александрович Крохалев, в виду изъявленного желания поступить
добровольцем в ряды действующей армии, прикомандирован к 6-й Оренбургской казачьей запасной сотне, впредь до командирования его в один из полков, находящихся на театре военных действий».
         «За Веру, Царя и Отечество» оренбургские казаки сражались героически.
         Один из многочисленных примеров самоотверженности одного из полков Оренбургского казачьего войска в Первой мировой войне запечатлен в приказе по войску.

Приказ № 388 за 1916 г. по Оренбургскому казачьему войску.

         Письмо командира 7-го кавалерийского корпуса князя Георгия Туманова Наказному Атаману Оренбургского казачьего войска М.С.Тюлину от 10 мая 1916 г. Действующая армия.
         «Счастлив поделиться с Вами радостною вестью о награждении командира 2-го Оренбургского казачьего полка полковника Хлебникова за дело 10 мая прошлого года в окрестностях г.Опатова - орденом св.Георгия 4-й степени.
         В Вашем лице почтенный Наказной Атаман исторического Оренбургского казачьего войска, позволю себе от имени своего и   всех частей 7-го кавалерийского корпуса приветствовать вверенное Вам войско, умеющее в недрах своих воспитать и даровать Родине таких бойцов, как доблестные казаки достославного 2-го Оренбургского казачьего Воеводы Нагого полка.
         Сегодня исполнился ровно год со дня достопамятного подвига казаков, пошедших в пешем строю с шашками наголо за своим героем командиром и тем предотвративших грозную катастрофу, которая неминуемо готовилась нашей целой пехотной дивизии.»
         Церковь, в лице духовных пастырей, играла большую роль в организации борьбы с пьянством среди казаков. С этой целью священники вместе со станичным начальством устраивали в приходах общества трезвости, добивались от властей закрытия винных лавок и т.д. Также они противодействовали избранию на станичные поселковые должности лиц нетрезвого поведения, подающим дурной пример станичникам (Оренбургские епархиальные ведомости. - 1873. - № 12. - с.451).
         В декабре 1889 г. выборные от жителей Травниковской станицы 3-го военного отдела Оренбургского казачьего войска постановили «прекратить все пивные и винные лавки и кабаки, как в самой станице, так и в 24 поселках, и не допускать с 1 января 1890 г. никого из желающих лиц к открытию как оптовых винных складов, так и ренсковых  погребов, гостиниц, трактиров и винных лавок, одним словом не иметь никаких

 

подобных увеселительных заведений в видах открытия в приходе общества трезвости» (Оренбургские епархиальные ведомости. - 1890. № 7. - с.87-88). Это решение было одобрено епископом Макарием.
         В 1903 г. в Донецкой станице, Оренбургского уезда, местным священником организовано общество трезвенников из учащихся старших отделений казачьих школ, давших обещание вина не пить, табак не курить и не ругаться, ходить неупустительно в церковь, читать в семье и других местах книги о вреде пьянства. Членов общества 25 человек (отчет о деятельности Оренбургского уездного комитета попечительства о народной трезвости за 1903 г. - Оренбург, 1904. - с.32).
         Конечно, в войске принимались и строгие административные меры к конкретным пьяницам.
          Например, в 1840 г. был лишен нашивки за беспорочную службу казак Еткульской станицы. А за то, что он в пьяном виде нанес удар ножом станичнику, его по распоряжению начальника отдельного Оренбургского корпуса наказали шпицрутенами «через 250 человек три раза».  
(Приказ по Оренбургскому казачьему войску № 139 от 24 мая 1858 г.; № 11 от 26 января 1862 г.),
         Для судов всех уровней пьянство было отягчающим обстоятельством.
         Большое значение в религиозно-нравственном воспитании оренбург-ских казаков имело ежегодное (с 1856 года) посещение чудотворной Табынской иконы Божьей Матери станиц и поселков войска.
         Сильное воспитательное воздействие на прихожан имели частные посещения казачьих приходов епископами Оренбургско – Уральской епархии, которые несли Слово Божье в массы. Они лично обозревали состояние церквей, оценивали работу священников по религиозному воспитанию казачества.

         Литература:
Кузнецов В.А. Религиозно-нравственное воспитание Оренбургского казачества // Оренбургское казачье войско: Религиозно-нравственная культура. - Челябинск, 2001. - с.75-95.

 

 

 

 

Помощь Оренбургского казачьего войска в проведении мероприятий государственного значения и борьбе со стихийными бедствиями

 

1829-1833 г.г.

 


Участие казаков в борьбе с холерой в Оренбургском крае.
Сакмарский городок, отряд Нежинский,                      с.Никольское ставились в пример, как умело защитившиеся от холеры. Казаки содержали противохолерные и противочумные кордоны.

(Попов А.В. Холера 1829-33 гг. в Оренбургском крае. - Оренбург, 1910. - 361 с.)

1851-1854 гг.

 


Восстановление после жестокого пожара Санарского бора. Для его очистки 30 ноября 1851 г. за № 349 генерал-адъютант Перовский разрешил назначить особую команду из 1 урядника и 50 казаков внутренней службы с 15 мая по 15 октября 1851 г. с отпуском им жалованья и провианта.
В 1853 г. для очистки Санарского бора командировано 1500 казаков при 15 урядниках из первоочередных полевой и внутренней стражи.
В 1854 г. командировано 300 казаков и 3 урядника.

(Материалы по историко-статистическому описанию Оренбургского казачьего войска. - Т.12. - Оренбург, 1915. - с.24-26)

1879 г.

 


Участие казаков в тушении опустошительных оренбургских пожаров 1879 г. и в восстановлении города и гордского хозяйства после этого бедствия.

(Пустовалов А.М. Оренбургские пожары в 1879 г. // Русская старина. - 1881. - № 7-8. С.487-492)

 

 

 

 

Литература:

  • Материалы по историко-статистическому описанию Оренбургского казачьего войска. Вып.1-12.-Оренбург,1903-1915.
  • Стариков Ф. Историко-статистический очерк Оренбургского казачьего войска с прил. статьи о домашнем быте оренбургских казаков, с  рис.знамен и карты.-Оренбург; Тип. К.Бреслина, 1891.-249, VI с.
  • Мякутин А.И. Краткий хронологический перечень событий, относящихся до Оренбургского казачьего войска //Мякутин А.И. Песни оренбургских казаков.-Оренбург,1904.-Т.1.-С.282-291.
  • Краткий перечень службы и походов Оренбургского войска //Казачьи войска /под ред. В.К.Шенка.-Спб., 1913.-С.258-267.
  • Машин М.Д. Оренбургское и уральское казачество в годы гражданской войны.-Свердловск,1984.-158с. 

 

наверх